Высокие покровители Великого Искусства

Андрей Александрович Алексеев,
и.о. заведующего Музеем истории
Санкт-Петербургской Консерватории



         23 октября сего года исполнилось полтора столетия со времени открытия в России стройной музыкально-просветительской организации - Императорского русского музыкального общества (ИРМО).

         Известно, что 27 января 1859 года, почетные члены бывшего "Симфонического общества" были приглашены одним из директоров оного, графом Матвеем Юрьевичем Виельгорским, для обсуждения вопроса о возобновлении деятельности Симфонического общества. На этом вечере после баллотировки были выбраны новые директора: граф Матвей Юрьевич Виельгорский, Дмитрий Васильевич Каншин, Василий Алексеевич Кологривов, Антон Григорьевич Рубинштейн и Дмитрий Васильевич Стасов. Им были переданы библиотека и имущество Общества, а также поручен пересмотр и изменение его Устава.
         1 мая того же, 1859 года, переработанный Устав, теперь уже нового "Русского музыкального общества" (РМО) был Высочайше утвержден, но ввиду окончания музыкального сезона уведомление об его утверждении директорами было получено только 16 мая, в связи с чем начало деятельности Общества пришлось отложить до осени.
         Наконец, 11 (23) октября 1859 года состоялось первое заседание Комитета директоров, на котором решено было отпечатать Устав и объявить подписку на предстоящий первый концертный сезон Общества. Вслед за этим в прессе появилось первое печатное извещение Комитета директоров об открытии нового, Высочайше утвержденного Русского музыкального общества.
         Спустя месяц, 11 ноября, были распределены должности директоров: Дмитрию Васильевичу Каншину - "ведение счетной части", т.е. роль финансового директора; Василию Алексеевичу Кологривову - "распоряжение по устройству залы и сношение с администрацией", т.е. обязанности антрепренера; Дмитрию Васильевичу Стасову - всю "письменную часть", т.е. деятельность секретаря, а вот на долю Антона Григорьевича Рубинштейна выпало "управление по музыкальной части", т.е. обязанности художественного руководителя и дирижера, в связи с чем с незапамятных времен основателем РМО и Консерватории считался только Рубинштейн  [1].

         Первый концерт РМО прошел 23 ноября (5 декабря) 1859 года под руководством Антона Рубинштейна. По музыкальному содержанию концерт этот имел торжественно блестящий характер; он открылся гениальным произведением творца русской художественной музыки - увертюрой к опере "Руслан и Людмила" М.И. Глинки, в 3-м номере Рубинштейн исполнил свой фортепианный концерт. Затем были исполнены крупные хоровые отрывки из оратории Генделя "Иевфай" и неоконченной оперы Мендельсона "Лорелея". Закончился концерт исполнением Восьмой симфонии Бетховена. В действительности концерт состоялся в Зале Благородного собрания, находившемся в доме Чичерина, на Невском проспекте, 15. Путаница с местом проведения первого концерта РМО возникла в связи со схожестью названий двух залов. Петербуржцы знают дом Чичерина по располагавшемуся там кинотеатру "Баррикада". Внутренние помещения здания несколько раз перестраивались сначала под кинотеатр, затем под казино, а сейчас - под гостиницу. Некогда играли Лист, Тальберг, Гензельт, Клара Вик и многие другие великие музыканты и где состоялся первый концерт, данный РМО.
         Первый концерт камерной музыки состоялся 2 января 1860 года в зале Д.Е. Бенардаки (ныне "Дом актера" на Невском проспекте). Дмитрий Егорович много лет предоставлял этот Зал музыкальному Обществу бесплатно  [2].
         После первого концерта в Благородном собрании, в ответ на ходатайство молодых директоров, Комитет последних был осчастливлен получением рескрипта Великой Княгини Елены Павловны, от 26 ноября 1859 года о Ее согласии быть покровителем Русского Музыкального Общества  [3].

         Великая Княгиня Елена Павловна (1807-1873), супруга Великого Князя Михаила Павловича (в девичестве принцесса Вюртембергского Королевского Дома) на протяжении нескольких десятилетий являлась истинной покровительницей музыкального искусства. Известно, что за восемнадцать лет до основания Консерватории она уже пыталась организовать такое учреждение с помощью… - Роберта Шумана! Во время своих гастролей по России в 1844 году Шуман был представлен ко Двору Великой Княгини и имел честь удостоиться августейшего разговора. В письме к своему тестю Шуман рассказывал: "Великая Княгиня /…/ истинно царственная женщина, /…/, притом необычайно умна и образованна.  Мы много говорили о том, нельзя ли основать в Петербурге Консерваторию и что в этом случае она, пожалуй, сразу же оставила бы нас здесь"  [4].
         Музыкальные вечера Великой Княгини были блестящим средоточием серьезных занятий искусством.  Под влиянием этих вечеров, в сезон 1856-1857 гг., в Ницце, на вилле "Бермон", принадлежавшей Великой Княгине, "под чудном небом и зародилась мысль об основании в Петербурге Русского Музыкального Общества"  [5],  за осуществление которой Елена Павловна взялась с всею свойственной ей пылкостью и настойчивостью, не останавливаясь пред личными материальными жертвами и продав с этой целью даже свои бриллианты  [6].
         Основная цель Общества - "развитие музыкального образования" - должна была быть достигнута созданием нового крупного и самостоятельного учреждения - Консерватории, фундамент которой в составе РМО был также заложен прочно и устойчиво.
         Великую Княгиню волновали вопросы размещения организуемого Общества и назревавшей при нем Консерватории. Она безвозмездно предоставила в 1860 году помещения бокового флигеля своего Михайловского Дворца для РМО и Музыкальных классов.

         Спустя год, 17 октября 1861 года, был утвержден Устав Музыкального училища  [7].
         Тогда же, ввиду резкого увеличения желающих обучаться (число поступивших составляло 179 человек),  Музыкальные классы были преобразованы в Училище и переведены в особняк Демидовых на Мойке, совладелицей которого была фрейлина Великой Княгини - Ольга Александровна Алединская (сын Алединской - Григорий Александрович Демидов стал инспектором Петербургской Консерватории с 1866 года)  [8].

         Днем открытия Музыкального училища (так именовалась Консерватория до 1866 г.) в новом здании Дирекция Общества выбрала 8 сентября.  Можно предположить, что это число было выбрано потому, что это день рождения Цесаревича Николая Александровича (08.09.1843 - 12.04.1865)  [9]. К сожалению, никто из Царствующего Дома на акте открытия Консерватории присутствовать не мог: весь Императорский Дом, придворные, сановный Петербург 8 сентября 1862 года находились в Великом Новгороде на торжественном освящении памятника - 1000-летия Руси.

         Однако, в дальнейшем, практически вся Царская семья внесла весомый материальный вклад в развитие первого музыкального института страны.  Например, Александр II разрешил отпускать в пользу Консерватории по 3000 руб. ежегодно из сумм Собственной Канцелярии Его Величества  [10].
         Общая сумма расходов Великой Княгини Елены Павловны на содержание только Консерватории составляло от 8 тыс. до 10 тыс. рублей в год: ежегодное пособие из личных средств на нужды учебного заведения - 1.000 руб., стипендии от 60 до 300 руб. в год на общую сумму - 3.400 руб., содержание столовой - 630 руб., доплата к основному жалованию профессоров - 4.200 руб. ежегодно.  Она заботилась также и о месте жительства иногородних консерваторцев и, получив согласие своего племянника, принца Петра Георгиевича Ольденбургского, разместила "недостаточных воспитанников" Консерватории в его детском приюте  [11].
         Мимо Великой Княгини не прошел и список профессоров Консерватории. Еще до открытия оной покровительницей Общества был утвержден личный персонал: А.Г. Рубинштейн - директор; В.А. Кологривов - инспектор. Тогда же определили и основной состав профессоров, среди которых нужно назвать Н.И. Зарембу (класс теории), Г. Венявского (класс скрипки), Г. Штиля (класс органа), Т. Лешетицкого (класс фортепиано), К. Шуберта (класс виолончели), Ц. Чиарди (класс флейты), Г. Ниссен-Саломан (класс пения) и многих других.  Общее число преподавателей на первый год обучения составляло 30 человек  [12].

         В первое десятилетие своего существования Русское музыкальное общество заметно разрослось. В 1860-1865 годах были открытии Отделения в Москве, Киеве, Харькове и Саратове. Вследствие этого в 1865 году была учреждена Главная дирекция РМО для общего управления местными отделениями.  Дирекция Петербургского отделения перестала быть самостоятельной, и множество вопросов обязана была согласовывать с Главной дирекцией  [13].
         После смерти Великой Княгини в январе 1873 года, титул Августейшего Председателя Русского Музыкального Общества и Покровителя Консерватории перешел к ее племяннику Великому Князю Константину Николаевичу. С этого момента началась "эра Константиновичей", т.к. этот пост последовательно занимала одна семья на протяжении 35 лет.

         С уходом из жизни Великой Княгини Елены Павловны Общество утратило надежного и бескорыстного служителя идеи. В годы покровительства Великого Князя Константина были значительно сокращены выплаты на содержание РМО и Консерватории.  В первую очередь это коснулось отмены ежегодных доплат к жалованию профессорского состава, после чего из стен Консерватории ушли такие профессора как Генриетта Ниссен-Саломан, Камило Эверарди и другие  [14].  Следует отметить, что Великий Князь Константин Николаевич увеличил доплату на содержание столовой с 630 до 1000 руб.  [15]. Чтобы как-то исправить финансовое положение дел директора Общества обратились к правительству, через посредство Великого Князя, о даровании РМО и Консерватории титула "Императорских" и предоставлении по этому случаю казенной субсидии.
         Так 16 марта 1873 года Русское Музыкальное Общество стало именоваться ИМПЕРАТОРСКИМ.
         В 1870-е годы влияние ИРМО распространилось на Сибирь. Здесь лидировали западносибирские города: Омск (1876), Тобольск (1878), Томск (1879).

         Позднее, долгое время делами общества руководила супруга Великого князя Константина Николаевича - Великая княгиня Александра Иосифовна, урожденная принцесса Саксен-Альтенбургская (1830-1911).  В течение 1880-1890-х гг. в России было открыто более 20 отделений ИРМО. Они появились в Тамбове, Воронеже, Пензе, в южных городах: Астрахани, Екатеринославе (ныне Днепропетровск), Тифлисе (Тбилиси), Ростове-на-Дону, Одессе, Николаеве  [16].

          По инициативе Антона Григорьевича Рубинштейна, ходатайством Великой Княгини Александры Иосифовны в 1889 году Император Александр III пожаловал ИРМО здание сгоревшего Большого Каменного Театра для строительства нового здания Консерватории  [17].
         Проект перестройки Театра был утвержден 28 февраля 1891 года и поручен архитектору Владимиру Николя. В память о закладке здания был изготовлен мраморный кирпичик с высеченной на нем надписью: "В память закладки С.П.Б. Консерватории. 14 июня 1892 г", который и ныне хранится в Музее истории Консерватории. Также в фондах Музея находятся "Эскизы плафона Малого Концертного Зала, он же Зал Квартетных собраний" (ныне Зал им. А.К. Глазунова) работы Рябушкина с личной подписью Покровительницы "Утверждаю. Александра".
         Открытие здания состоялось 12 ноября при особо торжественной обстановке: около 4-х часов дня в Консерваторию прибыли Их Императорские Величества и целый сонм Великих Князей.  Августейшую покровительницу замещал ее сын, Великий Князь Константин Константинович  [18].
По этому поводу Император записал у себя в дневнике: "В 11 ¼ отправились в Питер на целый день. У бедной женушки, как нарочно, болела сильно голова, но она к счастью выдержала все до конца. С вокзала поехали прямо в дом поощрения художеств, где была устроена интересная выставка французских картин, /…/ приехала Мама из Гатчины. Втроем поехали в Смольный институт на празднование столетия со дня вступления императрицы Марии в управление ее учреждениями. Это продолжалось полтора часа.  В 6 часов поехали в здание новой консерватории, где произошло открытие нового зала. В 7 часов уехали в Царское, достаточно усталые, но довольные…"  [19].
         По завершению торжественного молебна, в Большом Зале был дан концерт, на котором исполнили "Увертюру по случаю открытия здания Консерватории", написанную А.Г. Рубинштейном незадолго до его кончины. Необходимо добавить, что по смерти Рубинштейна Великая Княгиня Александра Иосифовна организовала подписку на сбор средств на открытие памятника Композитору.  А принцесса Елена Георгиевна Саксен-Альтенбургская основала премиальный фонд "Михайловского Дворца имени А.Г. Рубинштейна"  [20].  Подчеркнем, что в 1900 году Александра Иосифовна распорядилась отдать свой кабинет под создание в нем мемориального музея имени А.Г. Рубинштейна  [21].

         Именно под покровительством Великой Княгини Александры Иосифовны собственными зданиями обзавелись обе столичные Консерватории. В книге "Летопись жизни и творчества В.И. Сафонова" частично воспроизводится переписка директора Московской консерватории Сафонова с Великой Княгиней, которая отражает участие покровительницы в строительстве нового здания Московской консерватории.  Сафонов явно был симпатичен Великокняжеской семье, ведь недаром Александра Иосифовна стала Крестной матерью одной из дочерей Василия Ильича  [22].
          В одной из работ, посвященных Великому Князю Константину Николаевичу, приводится сумма пожертвования "Константиновичей" на строительство здания Петербургской Консерватории - 250 тысяч рублей, а Московской - 50 тысяч рублей  [23]. Автор пишет: "Константин Николаевич инициировал передачу Большого Театра на нужды Консерватории и занялся его перестройкой. Великий Князь, с его невероятно деятельным и горячим характером, не стал дожидаться государственного ассигнования, зная, что бюрократическая машина так медлительна и неповоротлива!  Он и Александра Иосифовна предоставили 250.000 рублей (сумма по тем временам не маленькая) из личных средств и строительство началось"  [24].
         К сожалению, приведенные факты и цифры не подтверждаются какими либо документами, более того входят в противоречие с ними. Ни в одном Отчете Общества не сказано о столь значительном вкладе Августейших особ, хотя история поступления средств в фонд на постройку здания СПб Консерватории подробнейшим образом зафиксирована. Сомнения вызвала и опубликованная в указанной работе копия документа … и в подлинности приводимой в сборнике фотографии документа о Великокняжеском пожертвовании, так как фиксированная дата составления бюллетени - 4 августа 1896 года, года, когда строительство здания ИРМО и Консерватории уже было закончено. Прискорбно отметить, что ошибка одного исследователя вводит в заблуждение многих: она уже начала переходить из издания в издание.  В действительности единственным самым крупным единовременным пожертвованием на строительство здания ИРМО и Петербургской Консерватории в размере 29.779 руб. 72 коп., поступило от Антона Григорьевича Рубинштейна: это был сбор от концертов, посвященных его юбилейным торжествам  [25].

         В начале XX столетия в России было уже более 50 отделений ИРМО, большинство - в европейской части страны (45 от общего числа). Особенно интенсивно число отделений ИРМО пополнялось за счет южнорусских городов: Екатеринодара (ныне Краснодара), Ставрополя, Житомира, Владикавказа, Баку, Ялты, Херсона и т.д. В некоторых прежних периферийных центрах музыкальной культуры произошло преобразование музыкальных классов в училища (первое такое учебное заведение открылось в Киеве в 1883г.). Через 10 лет, в 1893 г., были созданы первые музыкальные классы ИРМО на территории Сибири, в университетском Томске. В 1901 г. Отделение общества и музыкальные классы появились в губернском центре Восточной Сибири - Иркутске. На Урале первое отделение ИРМО возникло в 1908 г. в Перми.  Во всех городах отделения ИРМО открывались по инициативе местных музыкантов и любителей музыки, на базе возникших ранее собственных музыкальных кружков. Их реорганизация и превращение в подразделения единой музыкально-общественной и образовательной системы ИРМО повышала официальный статус и профессиональный уровень провинциальных музыкальных объединений, а, следовательно, общий уровень музыкальной культуры провинции  [26].

         Великий Князь Константин Константинович, музыкант и поэт, публиковавший свои творения под инициалами "К.Р.", в период Покровительства ИРМО своей Августейшей матери являлся Вице-председателем этого Общества. Он не просто был склонен к музыке, он уделял ей большое внимание и много ею занимался: играл на фортепиано и виолончели. 5 марта 1889 года, К.Р. дал сольный публичный концерт, к которому готовился полтора года. Среди гостей, а их было 200 человек, на вечере присутствовал и Рубинштейн.  В своих дневниковых записях Великий Князь Константин Константинович процитировал фразу, сказанную ему выдающимся музыкантом: "Великие Князья могут делаться артистами, а последним никогда не попасть в Великие Князья"  [27].
          Следует отметить, что стараниями Великого Князя Константина Константиновича было издано законоположение о пенсиях для профессоров и служащего персонала Консерваторий и музыкальных училищ, имевшее огромное значение для всех служащих Императорского русского музыкального Общества  [28].

         После событий 1905 года влияние "Константиновичей" на ведение дел ИРМО и Консерватории уменьшилось.  И в 1907-1908 годах Великая Княгиня Александра Иосифовна снимает с себя полномочия Августейшего Председателя и Покровителя "ввиду не стабильного состояния здоровья"  [29].

         В 1909 году, в год 50-летия ИРМО, на пост Председателя призвали внучку основательницы Общества - принцессу Елену Георгиевну Саксен-Альтенбургскую (в девичестве герцогиню Мекленбург-Стрелицкую).
         Принцесса Елена Георгиевна и раньше принимала участие в жизни Общества и Консерватории. Как уже упоминалось, в 1898 году она учредила для выпускников Петербургской Консерватории премию "Михайловского Дворца в память об Антоне Рубинштейне".  Взнос Мекленбург-Стрелицкого Дома составил 90% от общей суммы премиального фонда  [30].

         По отзывам современников, она обладала прекрасным голосом и доставляла большое удовольствие слушателям, выступая в домашних и публичных концертах. По Ее инициативе и при Ее финансировании в 1899-1906 гг. был осуществлен грандиозный проект издания 12 кантат И.С. Баха на русском языке.  Для издания и переработки кантат Елена Георгиевна привлекла Сергея Ивановича Танеева  [31].
         На пост Помощника Председателя по музыкальной части Главной дирекции ИРМО Августейшая покровительница пригласила Сергея Рахманинова (это был первый случай, когда данный пост занял музыкант).

         В это время во главе Петербургской Консерватории стоял Александр Константинович Глазунов. В Московской Консерватории на смену В.И. Сафонову пришел М.М. Ипполитов-Иванов. В обоих случаях оба новых директора были уважаемыми людьми, авторитетными музыкантами, так что дело образования находилось в хороших, крепких руках.
         Несколько по-иному обстояло дело в провинции. К этому времени музыкальные училища ИРМО существовали в Астрахани, Харькове, Кишиневе, Киеве, Николаеве, Одессе, Ростове-на-Дону, Саратове, Тамбове, Тифлисе, Варшаве, Екатеринодаре, Екатеринославе, Баку, Иркутске, Нижнем Новгороде, Орле, Пензе, Ставрополе, Томске, Вильно и других маленьких городах. Здесь открылось широкое поле деятельности для стимулирования и совершенствования обучения музыке во всех направлениях. Для того чтобы увидеть положение дел своими глазами С.В. Рахманинов предпринял продолжительную ознакомительную поездку по России.

         С.В. Рахманинов был непоколебим в своих художественных взглядах и решениях. К несчастью, в 1912 году из-за разногласий с губернатором одной из вверенных композитору для проверки по линии ИРМО областей Российской Империи, Рахманинов подал в отставку.
         Бесспорно, для музыкальной жизни в России столь скорое и неожиданное прекращение плодотворного сотрудничества между принцессой Саксен-Альтенбургской и Рахманиновым явилось несомненной потерей. Сам Сергей Васильевич завершил рассказ об этом эпизоде своей жизни такими словами: "С большим сожалением я расставался с принцессой Еленой, к которой испытывал во время нашей совместной работы чувство глубочайшего уважения. Она благословила все мои начинания в направлении усовершенствования музыкального образования, которые мне хотелось ввести, даже если они требовали для своего осуществления солидных сумм.  Я всегда буду с благодарностью вспоминать период нашего сотрудничества, когда ее щедрое великодушие дало мне возможность оказать помощь многим бедным музыкантам"  [32].

         Справедливости ради следует сказать, что не все современники благосклонно отзывались о правлении Императорским русским музыкальным обществом Елены Георгиевны Саксен-Альтенбургской. Так, например, директор Московской консерватории Сафонов, разгоряченный бездействием Петербургского отделения по поводу экстренного концерта, сбор от которого был направлен "Обществу вспомоществования бедным семействам поляков", писал: "Концерт был мой собственный, Музыкальное Общество дало только свой флаг и зал даром, да и то потому, что я сам посоветовал им это сделать, чтобы не предать их посрамлению. Арцыбушевская эпоха - черная страница в истории Петроградского Отделения.  Жаль только, когда во главе большого дела стоит ничтожество, покровительствуемое глупой женщиной"  [33].

         Характеризуя деятельность принцессы Саксен-Альтенбургской на посту Августейшего председателя, можно отметить два важных события в жизни Петербургской консерватории и Императорского русского музыкального общества:
            1. формирование постоянного симфонического оркестра ИРМО при участии учеников консерватории;
            2. Перестройка Большого зала Консерватории в Театр.

         Отдельно следовало бы сказать, а это большая и объемная тема, о Концертной деятельности ИРМО. Это и приглашение выдающихся европейских музыкантов: Гектора Берлиоза (1867-1868), Камиля Сен-Санса (1875), Ганса фон Бюлова (1884-1886), Антонина Дворжака (1890), Макса Фидлера (1898-1903), Феликса Вейнгартнера (1898), Артура Никиша (1903), Рихарда Штрауса (1913).  Это и премьерные исполнения сочинений, как русских, так и зарубежных композиторов: Брамса (3 и 4-й симфонии), Сметаны (цикл "Моя Родина"), Дворжака (6 и 9-й симфонии), Брукнера (7-я Симфония), Франка (Симония и Симфонические вариации), Рихарда Штрауса "Смерть и просветление", Грига (Сюиты "Пер Гюнт" и "Из времен Хольберга") и многое, многое другое  [34].

         За 50 лет своего существования (1859-1909 гг.) Петербургское отделение Императорского русского музыкального общества устроило более 500 симфонических и 400 камерных собраний, не считая ученических оперных спектаклей и концертов  [35].
         После празднования 50-летия ИРМО и затем 50-летия Консерватории, после торжественных мероприятий посвященных 300-летию Дома Романовых начались тяжелые годы жизни всей страны.

         На фотографиях, хранящихся в Музее Петербургской Консерватории, можно видеть, как в стенах первого высшего учебного музыкального заведения России во время Первой мировой войны был открыт Лазарет. Тогда же в консерваторском Театре давались экстренные концерты в пользу раненых. Все это было сделано с почина директора Консерватории Глазунова, под эгидой принцессы Е.Г. Саксен-Альтенбургской.

         Революция вытеснила существенный духовно-просветительский пласт за пределы огромной некогда Империи. Тысячи эмигрантов наводнили пространство Европы. Сотни великих музыкантов покинули навсегда свою многострадальную Родину…
         В эмиграции организаторские способности принцессы Елены Георгиевны Саксен-Альтенбургской, ее опыт работы на посту Августейшего председателя ИРМО были по достоинству оценены современниками, избравшими ее главою Русского музыкального общества за границей  [36]. Она и там продолжала, сколько это было возможно, свою просветительскую деятельность.  Прежде всего, следует отметить участие Ее в организации в Париже Русской Консерватории, получившей впоследствии имя Сергея Рахманинова  [37].
         Что же касается Императорского Русского Музыкального Общества, которое положило начало развитию русской художественной музыки и содействовало настолько полному ее расцвету, что и в настоящее время нашей родной русской музыке отдает должную дань уважения вся Европа, то естественно с изменением политического строя оно было упразднено, а Консерватории - национализированы.

         С того времени начался новый, но не менее славный этап в жизни Высших Музыкальных учреждений нашей страны. И это уже совсем другая история…


Находится в печати.
Использование материала только с разрешения автора.



   1.  Финдейзен Н.Ф. Очерк деятельности С-Пб отделения ИРМО (1859-1909). СПб., 1909. - С. 11-
        17.
        (обратно к тексту)

   2.  Рубинштейн А.Г. Автобиографические воспоминания, 1829-1889 гг. - 2-е изд. - СПб.: "Русская
        старина", 1889. - С. 16.
        (обратно к тексту)

   3.  Финдейзен Н.Ф. Указ. соч. С. 13.
        (обратно к тексту)

   4.  Шуман Роберт. Письма: В 2 т. / Сост. Житомирский Д.В. - М.: Музыка, 1982. - Т. 2. С. 95-96.
        (обратно к тексту)

   5.  Рубинштейн А.Г. Указ. соч. - С. 43.
        (обратно к тексту)

   6.  Кони А.Ф. Очерки и воспоминания. - СПб.: Суворин, 1906. С. 460.
        (обратно к тексту)

   7.  Очерк пятидесятилетия деятельности С-Пб Консерватории / Cост. Пузыревский А.И., Сакетти
        Л.А. - Петроград, 1914. - С. 16.
        (обратно к тексту)

   8.  Международный Демидовский Фонд. http://www.indf.ru/
        (обратно к тексту)

   9.  Федорченко В.И. Императорский Дом. Выдающиеся сановники: В 2 т. - Красноярск: БОНУС;
        М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. - Т. 2. С. 130.
        (обратно к тексту)

   10.  Финдейзен Н.Ф. Указ. соч. С. 29.
          (обратно к тексту)

   11.  Конюхова Е.В. Музыка в жизни герцогов Мекленбург-Стрелицких // Русская ветвь
          Мекленбург-Стрелицкого Дома: Сборник трудов международной научной конференции. -
          СПб.: Лики России, 2005. - С. 184.
          (обратно к тексту)

   12.  Очерк пятидесятилетия деятельности СПб Консерватории / Cост. Пузыревский А.И.,
          Сакетти Л.А. - Петроград, 1914. - С. 165.
          (обратно к тексту)

   13.  Петровская И.Ф. Музыкальное образование и музыкально общественные организации в
          Петербурге, 1801-1917. - СПб., 1999. - С. 255.
          (обратно к тексту)

   14.  Очерк пятидесятилетия деятельности… - С. 167.
          (обратно к тексту)

   15.  Там же. С. 107.
          (обратно к тексту)

   16.  Шабалина Л.К. Императорское русское музыкальное общество и его роль в развитии
          отечественной музыкальной культуры и образования // Династия Романовых в истории и
          культуре России: Материалы научно-богословской конференции. - Екатеринбург, 2002.
          (обратно к тексту)

   17.  Финдейзен Н.Ф. Указ. соч. - С. 78.
          (обратно к тексту)

   18.  Очерк пятидесятилетия деятельности... - С. 111.
          (обратно к тексту)

   19.  Николай II, Император. Дневники / Ред. Шацилло К.Ф. - М.: ОРБИТА, 1991. - С. 180.
          (обратно к тексту)

   20.  Финдейзен Н.Ф. Указ. соч. - С. 90-91.
          (обратно к тексту)

   21.  Каталог Музея им. А.Г. Рубинштейна в здании СПб Консерватории. - СПб., 1902. - С. 3.
          (обратно к тексту)

   22.  Летопись жизни и творчества В.И. Сафонова / Cост. Розенфельд Б.М., Тумаринсон Л.Л. - М.:
          Белый Берег, 2009. - С. 249.
          (обратно к тексту)

   23.  Моцардо В.И. Великий Князь Константин Николаевич Романов: Эксклюзивный памятный
          фотоальбом. - Самара: "Агни", 2004. - С. 214.
          (обратно к тексту)

   24.  Там же. С. 211.
          (обратно к тексту)

   25.  Отчет СПб Отделения ИРМО и Консерватории за 1889-90 год. - СПб., 1891. - С. VI-VII.
          (обратно к тексту)

   26.  Шабалина Л.К. Императорское русское музыкальное общество и его роль в развитии
          отечественной музыкальной культуры и образования // Династия Романовых в истории и
          культуре России: Материалы научно-богословской конференции. - Екатеринбург, 2002.
          (обратно к тексту)

   27.  [Константин Константинович, Великий Князь] К.Р. Избранная переписка / Cост. Кузьмина
          Л.И. - СПб.: Дмитрий Буланин, 1999. - C. 11.
          (обратно к тексту)

   28.  50-летие Императорского Русского Музыкального Общества и СПб Отделения. - СПб., 1909.
          - с. 24-25.
          (обратно к тексту)

   29.  Очерк пятидесятилетия деятельности... - С. 135.
          (обратно к тексту)

   30.  Конюхова Е.В. Указ. соч. - С. 188.
          (обратно к тексту)

   31.  Там же. С. 190.
          (обратно к тексту)

   32.  Там же. - С. 138.
          (обратно к тексту)

   33.  Летопись жизни и творчества В.И. Сафонова / Cост. Розенфельд Б.М., Тумаринсон Л.Л. - М.:
          Белый Берег, 2009. - С. 593.
          (обратно к тексту)

   34.  Рахманинов С.В. Указ. соч.
          (обратно к тексту)

   35.  Финдейзен Н.Ф. Указ. соч. - С. 112.
          (обратно к тексту)

   36.  Конюхова Е.В. Указ. соч. - С. 190.
          (обратно к тексту)

   37.  Глазунова-Гюнтер Е. Мой отец - Александр Глазунов.
          http://newmuz.narod.ru/st/Glazun_Gyunt01.html
          (обратно к тексту)

Андрей Алексеев

Андрей Алексеев

        

Наверх На главную Карта сайта Обратная связь
Андрей Алексеев - Высокие покровители Великого Искусства