Ирина Безуглова

Первый сезон Русского Музыкального Общества


         "Любителям серьезной музыки можем сообщить приятную новость. В начале ноября, как слышно, открывает свои действия «Русское Музыкальное Общество»",- так Санкт-Петербургские ведомости 18 ноября 1859 г. оповестили публику о знаменательном для России событии.

         Русское Музыкальное Общество (РМО) возникло на фоне уже существовавших концертных организаций, концерты которых в разной степени были доступны широкой публике - это Филармоническое общество, Дирекция Императорских театров, Концертное общество, Университетские концерты. Классическая музыка выбиралась из светских салонов на большую сцену и музыкальное просветительство было необходимо для приобщения к высокому искусству массового слушателя.
         В равной степени и светское музыкальное образование во второй половине XIX в. перестает быть привилегией высшего класса, интерес к музыкальному исполнительству, музыкальная одаренность нации нуждались в организации музыкальных учебных заведений.
         Русскому Музыкальному Обществу удалось наладить регулярную концертную жизнь не только Санкт-Петербурга, но и почти всей России, в начале XX в. насчитывалось более пятидесяти отделений РМО в разных городах империи. Под руководством РМО создается сеть музыкально-образовательных учреждений: музыкальные классы, училища, консерватории, эффективность которой проверена временем - современное музыкальное образование организовано также.

         Почему же именно РМО удались столь грандиозные мероприятия? Любопытно, что ответить на этот вопрос оказалось возможным, внимательно прочитав выпуски газеты Санкт-Петербургские ведомости за 1859-1860 гг. (первый сезон РМО). Данная газета, публикуя объявления о концертах РМО, критические заметки и прочие материалы, фактически становится летописцем его деятельности.
         Санкт-Петербургские ведомости послужили источником настоящего доклада, поскольку из всех помещенных в газете, достаточно подробных и живо изложенных рецензий, статей и просто объявлений, касающихся РМО, можно отлично уяснить: как было принято РМО публикой и в музыкальных кругах, почему его концерты имели успех, на фоне какой ситуации этот успех выделился и, что главное для нас - почему Общество выжило и осуществило свои задачи.
         В разделе "Летопись Петербурга" музыкальный "фельетонист" методично отмечает каждый концерт и все организационные мероприятия РМО: в июне 1859 г. публикуется "Высочайше утвержденный" Устав РМО, 18 октября - объявление о начале деятельности Общества с подробным анализом его целей, в разделе "Разные известия", начиная с 13 ноября, сообщалось о каждом концерте РМО, 19 декабря помещено объявление о конкурсе на лучшее сочинение, в декабре же публикуются два очерка деятельности РМО, и сообщение о планируемых 6-ти квартетных вечерах, 9 февраля 1860 г. подводится некий итог первому сезону концертов РМО, 30 марта опубликовано обильно комментированное сообщение о годичном отчете Общества, состоявшемся 26 марта, 26 октября - о результатах конкурса на сочинение оратории.
         Все статьи, кроме одной, анонимны. Известно, что в 1859-1860 гг. в Санкт-петербургских ведомостях сотрудничали: В.П. Василько-Петров, А.Л. Элькан, И.А. Манн, Г.П. Данилевский  [1] .
         Материалы, относящиеся к РМО по стилю за небольшим исключением одинаковы и почти всегда лояльны к деятельности Общества. Только одна статья подписана инициалами Ф.Р., под которыми публиковался Федор Руссо  [2] .
         Доброжелательные публикации в Санкт-Петербургских ведомостях служили своего рода рекламой деятельности РМО, которая явно или ненавязчиво содержала призыв к поддержке Общества: "...мы надеемся, что наша публика не замедлит доставить для того средства Обществу, не останется равнодушною к доброму начинанию, польза которого должна быть очевидна для всякого интересующегося судьбами музыкального искусства в нашем отечестве"  [3] .
         Рекламой концертов РМО служили также сообщения о каждом из них, информирующие публику о программе вечера, месте и времени его проведения и адресах, по которым можно приобрести билеты: "Дирекция «Русского Музыкального Общества» имеет честь объявить, что музыкальные вечера Общества начнутся с 23 сего ноября и будут происходить по понедельникам в 8 вечера в зале Благородного собрания у Полицейского Моста, в доме Елисеева; подъезд с канавы"  [4] .
Далее излагается программа концерта.
         Любопытно, что в первый сезон РМО сам А.Г. Рубинштейн не гнушался продавать билеты на его концерты: "Желающие быть членами Общества благоволят адресоваться за билетами ежедневно утром до 2-х часов к директору Общества А.Г. Рубинштейну на Фонтанке у Семеновского моста..."  [5] . Подобные сообщения предваряют каждый концерт первого сезона РМО, тем самым постоянно удерживая внимание публики к деятельности Общества.

         Мы уже отмечали тот факт, что всякое деяние РМО в первый год подробно комментируются в Санкт-Петербургских ведомостях. Для более широкой рекламы некоторые сообщения дирекция просила перепечатывать в других периодических изданиях: "Русское Музыкальное Общество покорнейше просит всех господ издателей газет и журналов, перепечатать в их изданиях помещенную выше статью, в том виде, как она здесь находится"  [6] .
         Разумеется, и музыкальная периодика не оставалась равнодушной к новому Обществу и в зависимости от взглядов своих постоянных рецензентов критиковала или благодушествовала в своих комментариях деятельности РМО. В наши задачи не входит анализ иных, кроме Санкт-Петербургских ведомостей, периодических изданий, упомянем лишь "Театральный и музыкальный вестник", где публиковал свои статьи А.Н. Серов, известный композитор и критик, темперамент которого сильно мешал ему быть объективным. Он негативно отнесся к созданию РМО, прежде всего из-за того, что его амбициям был нанесен невольный удар - его не пригласили в число директоров Общества  [7] .
         Серов критикует РМО за отсутствие русской музыки в программах его концертов, за стремление учредить профессиональное музыкальное образование, которое, по мнению критика, мешает раскрытию своеобразия дарования. Именно на эти нападки отвечает музыкальный рецензент Санкт-Петербургских ведомостей, подводя итоги первого сезона РМО, однако, не называя имени оппонентов: "Одни обвиняли его [РМО] в том, что в члены-учредители его не были приглашены многие из известных наших композиторов и музыкантов, другие увидели в составе его какой-то бюрократизм; третьи выступили с патриотическими мнениями и стали требовать от русского общества непременно русской музыки…"  [8] . Хорошо известно, что эмоциональная негативная критика часто служит достаточно действенной рекламой критикуемого.
         В декабре рецензент Санкт-петербургских ведомостей, уже после 4-х данных РМО концертов, спешит подвести читающую публику к мысли о том, что: "Центром сборища любителей музыки в настоящее время, кроме оперы, служит Русское Музыкальное Общество, дающее по понедельникам вечера свои в зале Благородного Собрания"  [9] , ненавязчиво напомнив о месте и времени проведения концертов. В том же очерке, названном: "Нечто о Русском музыкальном Обществе", автор, отметая нападки на РМО, сообщает, что оно уже пользуется большой популярностью: "От всех этих нападок Обществу ни тепло, ни холодно: число членов его растет с каждым днем, и музыкальные вечера его встречаются посетителями с полным сочувствием".
         Итак, очевидно, что первый сезон РМО был умно и деятельно разрекламирован. Тот факт, что организаторы РМО выбрали Санкт-Петербургские ведомости в качестве "рупора" для своих начинаний, свидетельствует о дальновидности создателей Общества - именно эта газета (из немузыкальных) в те годы давала самую широкую музыкальную информацию и имела наибольшее число подписчиков.

         Привлекая внимание публики к своим концертам и имея целью воспитать вкус к серьезной музыке, организаторы РМО делают это весьма осторожно, чтобы неподготовленная публика, привыкшая к более легким музыкальным впечатлениям, не заскучала на этих концертах. Музыкальный рецензент Санкт-Петербургских ведомостей считает, что удачно подобранные программы и прекрасное их исполнение позволили Обществу преодолеть "беду петербургских концертов" - скуку, в результате чего публика: " с полною готовностью посещает концерты РМО, тогда как во многие другие концерты не заманишь ее никакими афишами"  [10] .
         В программах наряду с произведениями крупной формы (увертюры, симфонии, концерты, кантаты, оратории) звучат романсы, в то время относимые к легкой музыке. Неслучайно помимо вечеров симфонической и хоровой музыки, с января 1860 г. в первый сезон РМО включены и квартетные вечера. По-видимому, они имели наибольшее количество слушателей, о чем свидетельствует Феофил Толстой в своем очерке "Краткий обзор пятилетней деятельности Русского Музыкального Общества", помещенном в газете "Голос" за 1865 г.: в первый год симфонические концерты РМО в Петербурге посетило 56 не членов Общества, а квартетные вечера - 340. Напомним, что слушателями концертов РМО были в основном его члены и приведенные цифры указывают на публику, проявлявшую эпизодический интерес к музыкальным вечерам Общества. Камерная музыка, вероятно, была более близка любителям музыки, так как нередко составляла основу домашнего любительского музицирования, поэтому случайных посетителей квартетных вечеров оказалось в шесть раз больше, чем симфонических.

         Также осторожно, не столько навязчиво декларируя, сколько убеждая примерами, РМО проводит идею создания в России профессионального музыкального образования. Блестящим подтверждением его необходимости (и очень убедительным) становится объявленный конкурс на лучшее сочинение оратории на текст из стихотворения А.С. Пушкина "Пир Петра Первого". Да, действительно, организация конкурсов на лучшее сочинение являлась одной из утвержденных в Уставе РМО его целей - поддержка молодых талантов, но начать ее осуществление именно в первый же сезон своей деятельности, пожалуй, вынудили учредителей достаточно активные нападки на идею организации профессионального музыкального образования в России, обнародованной в Уставе Общества. Вернемся к сообщению в Санкт-Петербургских ведомостях о начале деятельности РМО: музыкальный рецензент, комментируя цели Общества, заявленные в Уставе, подчеркивает некоторую отдаленность перспективы поддержания молодых талантов из-за отсутствия необходимых на то средств у начинающего свою деятельность Общества. Однако, уже 19 декабря в первый свой сезон РМО помещает в Санкт-петербургских ведомостях сообщение и подробные условия конкурса на сочинение оратории "Пир Петра Первого", определив премии: золотая медаль и 200 рублей победителю; серебряная медаль и 125 рублей второму конкурсанту. Премии по тем временам значительные. Результаты конкурса, опубликованные в Санкт-Петербургских ведомостях весьма назидательны для всех, кто не признает необходимости музыкального образования. Объявленных премий никто не получил по причине отсутствия элементарного профессионализма в предъявленных на конкурс сочинениях.
         Вот, как это комментируют организаторы конкурса: "Главнейший недостаток … состоит не столько в слабости дарований, сколько в незнании оснований искусства, музыкальной техники, законов ведения певческих голосов и свойства инструментов так, что если бы комиссия приняла за основу своих суждений одни дарования сочинителей, то была бы часто поставлена в следующее странное положение: одобрить партитуру, невозможную к исполнению. Конкурсы Общества имеют преимущественной целью: поощрить, в особенности молодых музыкантов, и почетной наградой, и исполнением их произведений перед публикою, и материальным вознаграждением за труд; старания Общества будут напрасны, если молодые музыканты, полагаясь на свой талант, будут пренебрегать изучением науки искусства. Чтение хороших теоретических музыкальных книг во множестве существующих на всех языках, знакомство с историею музыки, изучение партитур великих художников, наконец, собственные предварительные учебные труды также необходимы для музыканта, как, например, изучение анатомии для скульптора, знание перспективы для живописца. Лишь таким путем, т.е. усвоив себе сознательно науку искусства, молодые композиторы могут проявить самобытность своего таланта, чего никогда нельзя достигнуть слепым подражанием той или другой школе, повторением избитых приемов и фраз, или угодливостью случайным прихотям моды"  [11] .
         Этим веским и вразумительным комментарием итогов конкурса организаторы РМО ответили на нападки противников профессионального музыкального образования и на практике доказали молодым сочинителям его необходимость. Невольно возникает вопрос: не был ли полученный результат ожидаемым для учредителей РМО, которым они подтвердили необходимость организации музыкального образования в России?
         Итак, победителя конкурса, которому было обещано исполнение сочинения, не было. Однако мы располагаем: свидетельством того, что хоровое произведение под названием "Пир Петра Первого" в 1890 году исполнялась хором Синодального училища под управлением С.В. Смоленского  [12] ; рукописной партитурой оратории Н.Я. Афанасьева  [13] , написанной в 1860 году (год подведения итогов конкурса) и рецензией уже упоминаемого Руссо на исполнение в 1860 г. кантаты А.Н. Верстовского  [14] .
         Будучи уже преклонных лет, А.Н. Верстовский, разумеется, не участвовал в конкурсе на лучшее сочинение, однако был избран почетным членом РМО (вместе с А.С. Даргомыжским) на отчетном годовом собрании 26 марта 1860 г., о чем сообщалось в газете за 30 марта. Композитор, очевидно, был деятельным сторонником начинаний Общества, о чем свидетельствуют завещанные Московскому отделению рукописи его сочинений  [15] , и для поддержания идеи конкурса представил публике свое сочинение. Однако, не слишком доброжелательному к РМО рецензенту - упомянутому выше Ф.Руссо (будущему почетному члену Филармонического общества) удачная кантата Верстовского, дала возможность "ущипнуть" организаторов конкурса: "Едва ли какая-нибудь подобная оратория [имеется в виду конкурсное задание РМО] ближе и вернее выразит мысль поэта, чем простая, скромная кантата"  [16] .
         Любопытное свидетельство еще одного исполнения хорового произведения "Пир Петра Первого" (без указания имени композитора) дает письмо руководителя Синодального хора, известного музыкального палеографа, директора Синодального училища С.В. Смоленского. 4 января 1890 г. С.В. Смоленский писал своему другу С.А. Рачинскому  [17] : "Мы получили приглашение петь при открытии Археологического съезда, и, выдержать программу в историко-археологическом направлении и при том чисто - русском, прибавить относительное к Высочайшим особам...". "Пир Петра Первого", вероятно, было тем произведением, которое прибавлено к программе в качестве: "относительного к высочайшим особам"  [18] .
         Не исключено, что оно отнесено к высочайшим особам не только по литературному содержанию, но и истории появления сочинения - результат конкурса РМО, поддерживаемого высочайшими особами, тогда можно предположить, что именно оратория Н.Я. Афанасьева была исполнена синодальным хором. Известно, что Афанасьев получил первую премию следующего конкурса РМО (1861 г.) за квартет "Волга", возможно - это вторая попытка композитора, уже имевшего опыт участия в конкурсе Общества.

         Привычные для любителей музыки формы музицирования: ансамблевое исполнение и, особенно, сольное и хоровое пение служили не только средством привлечения публики в концерты РМО, но также активно использовались для пропаганды идеи организации профессионального музыкального образования для исполнителей. С первого же концерта РМО непременным участником всех программ становится хор "любителей и любительниц пения". Хоровые номера программ отличались значительной сложностью и требовали изрядной выучки хористов. Когда же успел любительский хор подготовиться, к концертам первого сезона РМО, которые следовали один за другим и включали такие непростые для исполнения произведения как: финальные хоры оратории "Иефай" Генделя и "Лорелеи" Мендельсона, двухорная кантата Ф.Э. Баха, кантата Мендельсона "Lauda Sion". Рецензент Санкт-Петербургских ведомостей по прошествии пяти концертов первого сезона РМО в очерке, помещенном в номере от 29 декабря 1859 г. подчеркивает высокий уровень хорового исполнительства: "Что же касается хоров, сформированных средствами, которые предоставил один дилетантизм, то заметим, что хоры шли так согласно, как мы и не ожидали. Видно, что пьесы разучены были весьма тщательно". Секрет в том, что разучиваться хоры начали гораздо раньше, чем начался сезон, об этом пишет рецензент в газете от 30 марта 1960 г.: "Но раньше начала концертов, довольно большое число любителей и любительниц музыки собиралось еженедельно, по примеру прошлого года, в одной из зал дворца Ея Императорского Высочества Великой Княгини Елены Павловны и разучивали хоры для предстоящих концертов, под руководством А.Г. Рубинштейна". Далее автор статьи пишет, что возникла необходимость в обучении пению и музыкальной грамоте, для чего были приглашены известные преподаватели. Желающих обучаться было так много, что Общество открыло за свой счет бесплатный класс, тем самым, сделав первый шаг в организации профессионального музыкального образования.

         Как видим, в первый сезон своей деятельности, РМО подготовило публику к принятию идеи о музыкальном образовании, словом и делом отстояв ее, и приступило к организации первой ступени обучения. Подчеркнем, что и данное дело организаторы начали в наиболее близкой любителям музыки сфере - вокальной, затем расширив классы для обучения инструментальному исполнительству и сочинительству.
         Дальновидные организаторы РМО отлично понимали, что столь трудоемкое дело, как формирование сети музыкально-учебных заведений невозможно без поддержки на высоком уровне и, заручившись покровительством высочайших особ с самого начала своей деятельности, сумели добиться регулярной государственной помощи. Императорская фамилия патронировала РМО с первого до последнего момента его существования.
         С 1873 г. этот факт отразился в названии общества, оно стало называться Императорским Русским Музыкальным Обществом (ИРМО). Известно, что возникло Общество по совместной инициативе Великой княгини Елены Павловны и великого пианиста Антона Григорьевича Рубинштейна. В уже упомянутом обзоре деятельности РМО за 5 лет, опубликованном Ростиславом (Феофилом Толстым) в газете Голос, сообщались имена высочайших особ, "принявших на себя звание почетных членов" в начале деятельности РМО: великий князь Константин Николаевич, принц Петр Георгиевич Ольденбургский, великая княгиня Екатерина Михайловна и "великогерцогское высочество" герцог Георг Мекленбург-Стрелицкий. Покровительство великокняжеской семьи выразилось в очень ощутимой финансовой поддержке Общества: значительные суммы отпускались на содержание учебных заведений, консерватории как из личных средств, так и из государственной казны. Предоставлялись помещения для занятий музыкальных классов, финансировалась постройка Петербургской и Московской консерватории. Самое главное, государственная казна предоставляла консерватории постоянные ежегодные субсидии. Можно сказать, что организация музыкального образования стало делом государственным, и предпосылки этому были заложены уже в первой сезон деятельности РМО.

         Немалую роль в укреплении позиций РМО сыграла бюрократическая организация Общества. Начиная с первого Устава, все последующие его редакции "Высочайше утверждались". Обществом руководил комитет директоров, каждый из которых имел определенные обязанности, при этом строго соблюдалась коллегиальность во всех решениях дирекции. РМО, таким образом, изначально было организовано по типу государственного учреждения, которое планировало свою деятельность и ежегодно отчитывалось по ее результатам.

         Нельзя не признать, что и высочайшее покровительство, и четкая организация РМО как учреждения, и продуманная пропаганда целей Общества, широко и подробно освещенные в Санкт-Петербургских ведомостях, способствовали укреплению позиций РМО с самого начала его деятельности не только в Петербурге, но и в других городах России.


   1.  Ливанова Т. Музыкальная библиография русской периодической печати XIX в. Вып. 4. 1851-
        1860 г. М., 1967. (обратно к тексту)
   2.  Руссо Федор И., занимался музыкально-педагогической деятельностью, в 1872 г. организовал
        в Петербурге собственную музыкальную школу, с 1865 г. член Санкт-Петербургского
        Филармонического общества. См.: Кто писал о музыке. М., 1979. Т. 3, с. 36.
        (обратно к тексту)
   3.  Санкт-Петербургские ведомости. 1859 г. 18 октября. (обратно к тексту)
   4.  Там же. 1859 г. 13 ноября. (обратно к тексту)
   5.  Там же. (обратно к тексту)
   6.  Там же.1859 г. 19 декабря. (обратно к тексту)
   7.  Г. Абрамовский. А. Рубинштейн и А. Серов //Сб. Антон Григорьевич Рубинштейн. СПб. 1997.
        С. 52. (обратно к тексту)
   8.  Санкт-Петербургские ведомости. 1859 г. 20 декабря. (обратно к тексту)
   9.  Там же. (обратно к тексту)
   10.  Санкт-Петербургские ведомости. 1859 г. 29 декабря. (обратно к тексту)
   11.  Санкт-Петербургские ведомости. 1860 г. 26 октября. (обратно к тексту)
   12.  Смоленский Степан Васильевич (1848-1909) - музыкальный палеограф, хоровой дирижер,
           директор Московского Синодального училища. (обратно к тексту)
   13.  Афанасьев Николай Яковлевич (1820-1898), композитор, скрипач. (обратно к тексту)
   14.  Верстовский Алексей Николаевич (1799-1862), композитор. (обратно к тексту)
   15.  Риман Г. Музыкальный словарь. М., 1896. С. 230. (обратно к тексту)
   16.  Санкт-Петербургские ведомости. 1860 г. 18 мая. (обратно к тексту)
   17.  Рачинский Сергей Александрович (1833-1902) - ботаник, чл.-кор. СПб. АН, профессор
           Московского университета. (обратно к тексту)
   18.  ОР РНБ. Ф. 631, Т. 50. Л. 100-100 об. (обратно к тексту)



Ирина Безуглова

Ирина Безуглова

        Безуглова Ирина Федотовна, кандидат искусствоведения, заведующая отделом нот и звукозаписей Российской национальной Библиотеки, окончила Петербургскую консерваторию. Она автор более 50 печатных работ в области исследований русской музыкальной культуры, российской нотографии. Автор, составитель и редактор сборника статей "Нотные издания в музыкальной жизни России".

        В круг научных интересов ученого входит также Русская музыкальная медиевистика, музыкальные монастырские библиотеки и певческие школы. Российская нотография XYIII - XXI вв. И.Ф. Безуглова член правления Русского Музыкального Общества; член Международной Ассоциации Музыкальных Библиотек (IAML).

        В настоящий момент Безуглова руководит проектом ретроспективного Сводного каталога российских нотных изданий XYIII - нач.XX вв., а также работой по сохранению фонда аудио изданий российского музыкального фольклора в РНБ. Кроме того, И.Ф. Безуглова является организатором целого ряда просветительских мероприятий, фестивалей, концертов, пропагандирующих классическую и традиционную музыку в детской и молодежной среде.

Наверх На главную Карта сайта Обратная связь
Ирина Безуглова - Первый сезон Русского Музыкального Общества