Наследие РМО и пути решения проблем музыкального воспитания в современной России

(Доклад, прочитанный 25 октября 2007 года на конференции, посвященной 145-летию Петербургской консерватории)

         Вторая половина 19 века стала своеобразным золотым веком для русской музыки. Блестящая плеяда музыкантов и композиторов той эпохи навсегда войдет в историю отечественной культуры. Именно в то время усилиями Русского Музыкального Общества были предприняты основные реформы российского музыкального образования, плодами которого мы до сих пор живем. Достаточно вспомнить, что первые российские консерватории были созданы именно усилиями РМО, не говоря уже об огромной концертной и просветительской работе, которую под покровительством высших должностных лиц государства эта организация успешно вела.
         Действительно, в эпоху "просвещенного дилетантизма", когда живая музыка пронизывала повседневную жизнь всех слоев общества, задача воспитания высокопрофессиональных музыкантов, была очень важной. И надо сказать, что РМО блестяще справилось с этой задачей. Основы системы музыкального образования, заложенные этой организацией, оказались настолько прочны, что никакие исторические катаклизмы и революции не смогли их сломать.

         Однако вряд ли основатели Русского Музыкального Общества могли предполагать, что в начале 21 века, разрыв между человеком профессионально занимающимися "академической" музыкой, и неким среднестатистическим современным "россиянином", окажется столь велик. Сейчас уже нередки концерты, когда количество участвующих в концерте музыкантов (симфонический оркестр, солисты, хор) может превышать число слушателей в зале. Современная академическая музыка стала своеобразным элитарным клубом, где пишущие ее композиторы, в основном эту музыку и "потребляют". И такое положение вещей вряд ли можно считать нормальным.
         Конечно же, современное общество коренным образом отличается от того, каким оно было 150 лет назад. Неслыханный для 19 века феномен массовой "культуры", приобретающий благодаря современным информационным технологиям и Интернету, все большее и большее влияние на людей, становится мощным фактором формирования человека 21 века. Однако, став коммуникативным, наше общество только начинает задумываться о том, как регламентировать бесконечные потоки информации, которые в первую очередь воздействуют на наших детей. А задуматься об этом уже бы следовало давно, так как современный Интернет, кроме незначительной полезной своей части, уже давно превратился в некую "сточную яму". Иллюстрирует эту не совсем красивую аллегорию хотя бы тот факт, что более половины контента мирового Интернета составляют так называемые порно-сайты. Так что важнейшей задачей нашего времени является формирование особого типа культуры - культуры потребления информации.

         Проблема эта настолько серьезна и важна, что, безусловно, требует отдельного исследования, и принятия срочных решений на самом высоком уровне. Однако, для того, чтобы не удаляться от заданной темы, попытаемся поразмышлять над тем, как нам дальше жить в современном потребительском обществе, где даже самая высокая культура может быть легко погребена под "культурой" массовой.
         Основную антитезу массовой "культуре", на наш взгляд, может вполне составить культура традиционная. А приобщение к своей национальной культуре, специфической для каждого конкретного региона нашей многонациональной страны, должно начинаться как можно раньше - с 3-4 летнего возраста. Легкие народные песни и музыкальные игры, в отличие от сложной классической музыки, даже совсем маленькие дети могут спокойно воспринимать. Можно, например, привязать детские музыкальные праздники к традиционному календарю (Осень - Покров, Зима - Рождество, Весна - Пасха, и тд). Можно обучать детей народным танцам, игре на традиционных инструментах. Да мало ли сфер в нашем богатейшем фольклоре. Однако, как ни парадоксально, до сих пор в детских садах используют сценарии праздников 40-50 летней давности, а на традиционное искусство распространяется "рудиментарное табу" советской эпохи.

         Что касается школ, то здесь очень важно переходить, хотя бы в виде эксперимента, на современную высокотехнологичную форму обучения, понятную нашим "компьютеризированным" детям. Для этого должен быть создан новый мультимедийный интерактивный "учебник" музыки (возможно в формате DVD), где музыка будет "проиллюстрирована" выдающимися произведениями изобразительного и киноискусства. К примеру, урок, посвященный русской музыке того же 16-17 века, не будет полноценным, если его не дополнить видеорядом, содержащим произведения изобразительного искусства того времени, так как известно, что русская иконопись была неразрывно связана с древней аскетической практикой знаменного распева. А фрагменты такого фильма как "Андрей Рублев" А.Тарковского, сделают подобное занятие незабываемым. Наличие "видеоряда", воспроизводимого через качественный компьютерный проектор, является в наше время "клипового мышления" совершенно необходимым, так как многие вещи наши дети уже не способны воспринимать только "на слух".
         Важным свойством новой обучающей музыкальной программы должна стать "интерактивность". Посредством подключения мультимедийной клавиатуры и других периферийных устройств, существенно расширяющих возможности человека, можно значительно повысить эффективность усвоения учебного материала и заинтересованность ученика.
         Важно также, чтобы музыка могла преподаваться в обычной школе не до 7 класса, а до конца школы. В старших классах есть смысл знакомить детей с культурными традициями разных народов на примере той же "этнической" музыки. Даже поверхностное знание культуры другого народа, способно стать мощным "противоядием" от различных ксенофобских настроений, которые стали столь характерны для молодежи последнего времени. Такие уроки музыки, на наш взгляд, будут куда эффективнее формальных уроков "толерантности", которые, только появившись, стали своеобразным исполнением "бюрократической повинности" для учащихся и учителей.
         Кроме того, необходимо возрождать активную концертно - лекторскую деятельности в общеобразовательных школах, где даже в Москве и Петербурге большинство детей никогда не слышало "живых" музыкальных инструментов. Для этого надо восстановить систему государственного финансирования этой просветительской деятельности, так как кроме государства вряд ли кто поддержит заведомо некоммерческие концерты для учащихся.

         Стоит отметить еще одну немаловажную деталь - это то, что в наше время приобщение детей к музыке зачастую начинается с различного рода "плееров" (здесь имеются в виду любые портативные звуковоспроизводящие устройства, предполагающие для слушания музыки наушники). Уже давно доказано, что при частом использовании такие устройства существенно понижают порог чувствительности слуха, делая его неспособным к восприятию более тонкой звуковой палитры "живой" классической музыки. А чудовищная интенсивность звука в "музыкальных" клубах довершает это дело, приводит к серьезным физиологическим нарушениям и даже к частичной потере слуха. По нашему мнению необходимо срочно, с привлечением высококвалифицированных специалистов-медиков, разработать новые требования по звуковой "экологии" в современном обществе, введя, хотя бы на уровне рекомендаций, новые нормативы в отношении портативных устройств, проигрывающих музыку. Очень важно также ввести ограничения по возможной предельной нагрузке на слух в клубах, дискотеках и других общественных местах.
         Принципиальным является вопрос и о российском телевидении и радио, интеллектуальный и общекультурный уровень которого нам всем хорошо известен. Особо надо отметить то, что классическая и традиционная музыка не должна быть заперта в узкие рамки специализированных каналов. Она должна стать обычным явлением на всех государственных телеканалах (РТР, ОРТ и пр). Кроме того, в каждом крупном городе необходимо создавать специализирующиеся на классической музыке государственные радиостанции в диапазоне FM, которые имеются во всей Европе, но в России практически отсутствуют.

         Перечисление подобных проблем можно продолжать и далее, но здесь хотелось бы остановиться и спросить всех нас: а можно ли вообще решить все эти вопросы? Сделать это, наверное, будет весьма трудно, если мы все разрознено, по одному будем пытаться что-либо предпринимать. Поэтому, логично будет предложить создание новой общероссийской структуры, которая смогла бы остро ставить все указанные вопросы перед лицом нашей власти, причем на самом высоком уровне. И я не случайно вспомнил в начале доклада РМО. Восстановление такой общероссийской структуры, но уже в совершенно новых исторических условиях сейчас совершенно необходимо. Причем задачи этой новой организации должны достаточно сильно отличаться от задач исторического Общества. Если основной вектор активности исторического РМО был направлен на профессионализацию реально существовавшей тогда богатой бытовой музыкальной культуры, то вектор активности новой организации должен быть направлен в сторону абсолютно противоположную. Новому Обществу, если таковое будет создано, придется сильно задуматься о том, как вернуть богатейшую отечественную музыкальную традицию нашему народу, сделать ее доступной самому простому человеку, начиная от элементарных народных песен, до сложного творчества современных композиторов. И делать это необходимо как можно быстрее, иначе процесс дальнейшей культурной деградации может принять необратимый характер, угрожающей уже самому существованию нашей страны. А нация, оторвавшаяся от своих культурных корней, в современном коммуникативном обществе может исчезнуть куда быстрее, чем это бывало даже недалеком историческом прошлом.

Владимир Шуляковский



Владимир Шуляковский

Владимир Шуляковский

        Владимир Шуляковский получил образование в музыкальном училище им Римского-Корсакова и Санкт-Петербургской консервато-рии. В 1988 основал Российский Ансамбль Старинной Музыки, возрождающий к жизни забытые шедевры русской музыки 18 века. В 1990 году музыкант стал лауреатом 1 премии международного конкурса в Манчестере, после чего он приглашается в целый ряд международных проектов, а также на различные фестивали и концерты в Америке, Европе и Африке. С другой стороны В.Шуляковский хорошо известен и в нашей стране по концертам в ведущих филармонических залах, а также своими просветительскими лекциями, с которыми он выступает в Петербурге и разных уголках России.

        В разное время Владимир Шуляковский играл с такими известными музыкантами как Иван Монигетти, Алексей Любимов, Андрес Мустонен, Анатолий Гринденко, Виланд Кейкен, Эндрю Мэнц, Джон Холлоуэй, Боб Ван Асперен.
        В последние время Шуляковский уделяет много внимания дирижированию, исполняя с различными оркестрами и хорами духовную музыку Бортнянского и Бибера, кантаты Баха и Телемана, мессы Моцарта, оды Перселла.

        Артистическую карьеру музы-кант успешно совмещает с педагогической работой, препода-вая в Санкт-Петербургской консер-ватории, выступая с лекциями и мастерклассами в России, Европе и США.
        В. Шуляковский записал несколько компакт дисков, которые получили высокую оценку у специалистов и критиков.

Наверх На главную Карта сайта Обратная связь
В.Шуляковский. Наследие РМО и пути решения проблем музыкального воспитания в современной России